Новости

| 02-03-17 | Идентификация Чупера…
синдром виндсерфинга
…или Очень Важное Заявление >>
| 01-03-17 | CHuper и пираты...
синдром виндсерфинга
... а также про Луну и кренгование >>
| 27-04-15 | Последний звонок в Школе в Хилтон Плаза
новости
Школа виндсёрфинга закрыта в Хилтон Плаза >>
| 16-04-15 | Новости от Светы
новости
Будни Школы фоторепортаж >>
| 05-04-15 | Дорогая,милая,родная и любимая станция!
новости
Отзыв Наташи и Макса Прохоровых >>
| 30-03-15 | Новости от Светы 30.03
новости
Будни Школы "Северный ветер", фоторепортаж >>
| 20-03-15 | Новости от Светы 20.03
новости
Будни Школы "Северный ветер" >>
| 10-03-15 | Новости от Светы. 10.03
новости
Отзыв наших учеников Златы и Жени >>
| 27-02-15 | Новости от Светы
новости
Отзыв наших учеников Куцаевых Алексея и Маши >>
| 18-02-15 | Без тренера
новости
«,,,и опыт, сын ошибок трудных...» А.С.Пушкин >>
| 10-02-15 | Новости от Светы
новости
Спасибо,Школа! >>
| 03-02-15 |  деловые новости
новости
о главном >>
| 01-02-15 | Новости от Светы
новости
Герман дембель >>
| 18-01-15 | Новости от Светы
новости
Интервью с учеником Школы Новиковым Дмитрием >>
| 12-01-15 | Cкидки! Скидки! Скидки!
новости
период скидок в Школе в сезон 2015 г. >>


Архив новостей >>

Обучение виндсерфингу в Школе "Северный Ветер" - творчество наших учеников.

раздел: новости


ГОРИЗОНТАЛЬНЫЙ ПОЛЕТ
Год на доске под парусом


Первое свидание
Я не знаю, почему вдруг подсел на это странное увлечение - катание на доске с парусом. Ну, то есть, теперь, глядя назад, становится понятно, что подсесть на что-нибудь этакое, позитивное хотелось давно. Привычный бег по кругу между домом и работой давно уже стал вызывать смутную тоску. А потом и не смутную. И тогда в жизни появились путешествия. Путешествия поближе – в горы, в глушь, к чистейшим затерянным сибирским озерам. И путешествия подальше.
Я хорошо помню, как впервые увидел-почувствовал Атлантику, ее живое дыхание, ее гипнотизирующую спокойную мощь. То есть, я видел ее и до того, целых 9 часов из иллюминатора 747-го любовался ее безбрежной синью, но прочувствовал по-настоящему только тогда, когда вышел на почти пустынный 3-х километровый пляж близ городка Кабарете в Доминиканской Республике, подошел к ворочающемуся океану, вдохнул глубоко, задержал дыхание и выдохнул: «Вау!» Ну, то есть, конечно, вслух ничего я не сказал, но в душе поселилось это вот ощущение «Вау!». И живет там до сих пор.
Это было первое свидание. Потом было и второе, когда мы с приятелями, приехав по делу в один отель, кайтовый, как я узнал позже, долго препирались под палящим тропическим солнцем с черным парнем на ресепшене, договорившись, вошли все-таки на территорию. Прошли через тенистый прохладный внутренний дворик, поросший какими-то диковинными тропическими растениями, мимо бара и остро пахнущей рыбой кухни, вышли на простор атлантического пляжа и… я онемел! В безбрежном – никакой бухты или лагуны – океане носились три десятка разноцветных огромных змеев. Люди, управляя этими змеями через длинные стропы, гоняли по волнам, подпрыгивали метров на 10, делали в воздухе немыслимые (как мне тогда казалось) пируэты. Несколько подобных восхитительных сооружений валялись на берегу, их готовили к старту красивые загорелые катальщики мужеского и женского полу.
Я простоял на берегу часа полтора как полный кретин, открыв рот. И неважно, что это были кайтеры, а не серферы. Я понял тогда одну очень важную вещь. Как бы это объяснить… Это как если бы ты, подросток пубертатного возраста, узнал вдруг внезапно, в один миг, что женщину, которой ты тихо любовался, которая будит в тебе целый симфонический оркестр чувств самой разной гаммы, от нежности до бешенства; как будто ты узнал, что женщиной этой можно не только любоваться – ее можно ЛЮБИТЬ ФИЗИЧЕСКИ. Любить, прикасаясь к ней, осязая ее, вдыхая полной грудью, чувствуя ее несравненно более остро, чем когда просто любуешься ей издалека.
Ну разве могла после этого судьба не привести меня в CHuperSchool? )))

Чупраскул: первые уроки
10 дней в Чупраскул до основанья потрясли мой мир, хотя и пролетели как один миг. Это было в апреле прошлого, 2005-го года. Я отработал очередной 4-месячный контракт – нудный, изнурительный. Еще задолго до окончания я сказал себе: все, я еду на море, туда, где ветер и паруса. Еду учиться кататься и ничего более – я хотел научиться любить океан новым для себя контактным способом.
Были, правда, довольно долгие раздумья: сёрф или кайт? Несмотря на то, что кайт при первом знакомстве произвел на меня столь неизгладимое впечатление, виндсёрфинг уже тогда казался мне… каким-то более интеллигентным что ли. Ну и потом, винсёрфинг же проще, решил почему-то я. Попробую, втянусь – а потом можно будет попробовать и кайт. Как же я ошибался!
Скоро я понял, что совершил ту же самую ошибку, что совершают все без исключения пляжные зеваки, наблюдающие за чьими-то неуклюжими первыми попытками совладать с парусом и доской. «Ну что же ты, - думает такой вот ленивый шашлык,- вставай на нее и вперед! Это же так просто!» И только когда сам полетаешь с широченной Роки носом вперед и попой назад, когда сотрешь за пару-тройку дней ладони стартшкотом в кровавые мозоли, поймешь, что это совсем непросто.
Но вернемся немного назад. О школе Чупера я узнал в Интернете, просто набрав в поисковике что-то вроде «виндсерфинг обучение». Прочел несколько отзывов, сходил на сайт, вдохновился комплексным подходом, от философии обучения до дизайна сайта, и решил: еду к этому Чуперу.
По дороге, в магазине Марабу, который нашел все в той же всемирной сети, я купил себе серферские трусы, короткие перчатки (первая серьезная ошибка – надо было длинные!) и резиновые тапочки с ничего на тот момент не говорящей мне надписью NeilPryde. Путевку взял в Хилтон, чтобы на первый раз не заморчиваться по поводу проживания-питания.
Что осталось в памяти от первых дней обучения? Да ничего! Кроме постоянных падений, карабканья на доску, вытаскивания паруса из воды горящими, стертыми до мяса пальцами. Те самые короткие перчатки привели к тому, что я вполне мог переквалифицироваться в вора-домушника – отпечатков пальцев я не оставлял потом еще месяца два. И хотя Дима Голландец объяснял настолько доходчиво и понятно, что, казалось, горбатый колченогий имбецил должен был бы уже научиться, я же был в панике: у меня абсолютно ничего не получается!
День на третий, наверное, я заметил, что, несмотря на стертые в кровь руки, на выбитый (или сломанный) палец на ноге, на сбитые колени меня за уши не оттащишь от доски. Надо ли говорить, что о работе, которая довела меня едва не до невропатолога, я к тому времени вообще не вспоминал! Хотя я еще не знал этого, серфовая отрава уже проникла в кровь. Подсадка стала необратимой.
По истечении недели я перешел с Роки на Прайм, взял урок и начал учиться вешаться на трапецию. Помню, как кипятился Голландец, как бегал, волнуясь, по берегу, глядя на мою непроходимую тупость, а потом тихо говорил мне, когда я обескураженный в очередной раз выходил из воды: «Максим, я тебя побью!» Зато в один момент я понял совершенно потрясающую вещь. Я так увлекся своей борьбой с трапецией, что однажды обнаружил: без нее я свободно еду куда хочу, поворачиваю и разворачиваюсь без проблем! Я чувствую парус и доску! Это нехитрое открытие стало потом типичным для моих университетов. Каждый раз, начиная какую-то принципиально новую ступень, я обнаруживал, насколько хорошо я освоил предыдущую.
В общем, худо-бедно я стал цепляться в трапецию и даже гордо прошел туда-сюда галсов 5 по хилтоновской лагуне, но… время вышло. Пора было уезжать.

Ветры с романтичными именами
Я знал уже тогда, что проведу ближайшее лето в Иркутске – туда меня звала работа. Иркутск – это Байкал, а Байкал это… Как объяснить, что такое Байкал человеку, который никогда не был на самом большом в мире пресном озере? На озере с самой чистой в мире водой, которую везде, кроме только 10-ти километровой зоны вокруг Байкальска с ядовито пышущим ЦБК, зачерпываешь кружкой и просто пьешь, чувствуя, как вливается в тебя холодная обжигающая свежесть? Где ветры бывают не северо-западные или юго-восточные, но носят гордые и бесконечно романтичные имена: Баргузин, Сарма, Култук, Верховик, Селенга… Говорят, искупался в Байкале – помолодел на 10 лет. Неправда! Искупался в Байкале – и как будто и не жил вовсе, как будто не было всех этих лет, не копилась усталость в теле и в душе, не оставляли мегаполисы в тебе столько грязи и мусора…
Первым делом я нашел сайт байкальских сёрферов. Выяснил, что клуб в Иркутске не только имеет давние традиции, но впервые в этом году открывается Школа виндсерфинга! Что куплено прокатное оборудование, на котором новички могут совершенствоваться и повышать свое мастерство. Я попал по адресу!
Однако до начала сезона оставалось еще больше месяца. Это были не самые приятные недели в моей жизни. Догадываетесь, какой вопрос мучил меня более всех остальных? А что если я ничему не научился? Если за этот месяц выветрятся из меня все остатки не подкрепленных практикой знаний? Если я ничего не смогу – буду падать с доски как лох ливерный, и всю науку придется проходить сначала?
И вот этот день настал. Руководитель иркутского клуба Олег смотрит на меня настороженно: «Сколько, говоришь, ты учился?»
- 10 дней в Египте.
- Точно не хочешь взять уроки для начинающих?
- Думаю, для начинающих мне уже не нужно.
- Тогда бери доску. Сможешь отойти и вернуться?
И лукавое «ну-ну…» в глазах. Я натягиваю толстый гидрак (температура воды градусов 14), беру доску. Это желтая SST Freeride 175 л. Поднимаю парус и… спокойно трижды отхожу от берега, делаю чистенькие оверштаги и, ни разу не плюхнувшись в воду, довольный и сияющий возвращаюсь к Олегу: «Ну как?» В глазах у него в тот момент я уловил даже некоторое уважение: «Да, уроки для новичков тебе действительно не нужны. Бери доску и катайся!» В тот момент я понял, насколько хорошо учат у Чупера, 100 раз мысленно поблагодарил Голландца. Я три дня потом раздувался от гордости – не забыл! Могу! Все-таки я – серфер! ))
Теперь о том, кто и как катается в Иркутске. Станция расположена прямо в городе, на берегу Иркутского водохранилища. Акватория очень приличная, ширина километра 3. С ветрами сложнее. Для новичков дует часто, для нормальной каталки – от силы раз или два в неделю. Если повезет. Да и когда дует, ветер преимущественно рваный, и крутит так, как хилтоновской бухте и не снилось. Правда, если уйти подальше, за мыс – там дует намного ровнее. Тем не менее, в будние дни по вечерам народ в основном на станции, в выходные – все на Байкале. Но об этих поездках позже.
В Иркутске давно и хорошо катаются человек 30. Конечно, серферов за эти годы набралось больше, но многие отошли от дел. Из тех, кто остались, человек 10 катаются очень хорошо по любым меркам. И хотя стиль, конечно, другой, не морской, а пришедший из «формульных» гонок, класс райдеров видно сразу. Забегая вперед, скажу, что за сезон 2005 года Олегу удалось обучить, по-моему, человек 150. Многие из них теперь катаются достаточно активно. И вся эта орава принялась покупать снарягу, ездить со «старичками» на Байкал, учиться дальше. В общем, тусовка сложилась веселая.


Матчасть: ошибка резидента
На чем катаются в Иркутске. До недавнего времени народ катался на Формулах, но потом надоело трамваить – стали искать доски поманевренней. Хит последних двух-трех лет – Starboard Hypersonic, доска, которая при сравнительно малом объеме (125, а потом 133 л) способна нести большие паруса вплоть до «десятки», что при преимущественно слабых и средних иркутских ветрах весьма актуально.
Покатался я пару недель на прокатных досках, да и начал задумываться о покупке собственной матчасти. Олег предлагал привезти SST Practical Concept. Но «советскую» доску я не хотел, да и по литражу я решил, что 160 литров мне будет много. Да еще кое-кто, с кем мы учились у Чупера, мне отсоветовал. Дескать, взял себе 160 литров, и спустя месяц на ней стало просто неинтересно. А поскольку на 175 я ходил важный и надутый, как индюк, я решил, что и 160 я быстро перерасту. Идеальным литражом до конца этого сезона и, возможно, еще и на будущий мне казался объем в 145 литров. Но такой доски как на грех нигде поблизости не было! А ждать месяц мне не хотелось.
Олег предложил другой вариант: раз уж ты ни в какую не хочешь 160, и так быстро прогрессируешь, возьми мой годовалый Гиперсоник! Я подумал денек и… согласился! А что, думалось мне тогда, освою доску за недельку-две, зато это Вещь! Потом смогу спокойно кататься на ней года два, не парясь о замене! Парус, опять же по наводке ребят из клуба, мне привезли из соседней Читы. Это был годовалый, на самом же деле, фактически новый, выдержавший не больше десятка каталок NeilPryde V8 8,5 м. Ребята сказали, что это самый актуальный размер для местных условий, и, в принципе, я с ними полностью согласен.
Тут нужно сделать небольшое отступление. Я уже вижу, как кривятся лица некоторых бывалых морских пиратов при этих размерах. «Мы на таких парусах не катаемся», - слышал я не раз во время своего второго пребывания у Чупера. На самом деле выбор тут простой. Если ты не хочешь кататься на больших парусах – значит, тебе вообще не надо кататься в России. Зачем покупать матчасть, если можно эти же деньги потратить на одну-две лишние поездки к теплому Красному морю или куда подальше. Если такой вариант устраивает – вперед! Езжай в Египет, во Вьетнам, в Доминикану или на Гаваи – и катайся! Во всяком случае, это гораздо лучше, нежели покупать парус 5,3 и сидеть в Сибири на берегу в ожидании подходящего ветра. Который случится за сезон 1-2 раза. Ну может еще пару раз на 10 минут дунет из-под грозы.
Если же ты хочешь летом кататься дома, не имея возможности уехать к морю, ты покупаешь ту матчасть, которая лучше всего подходит именно для местных условий. Для Иркутска это основной парус на 8 – 8.5, лучше камберный – с ним не так страшен рваный ветер, второй – бескамберный 7 – 7.5. Если же ты достаточно богат и иногда тебе хочется погорячее, то бери и третий – «шестерку». А на легких маленьких парусах ты будешь отрываться во время зимних отпусков – когда выпадет поездка к теплому морю. Впрочем, это мое мнение, и я его никому не навязываю.
Что случилось дальше в моем катании рассказывать, наверное, не стоит. 8.5 Нейлпрайд с огромным «пузом» и специально «провешенной» верхней секцией для сброса ветровых излишек сильно хвалили местные профи. Дескать, тянет он как целые 9.5. Для меня же – хлипкого офисного работника весом 70 кг – он оказался слишком тяжел. Я и потом часто менялся с более тяжелыми райдерами, брал у ребят те же 8.5, но, к примеру, Арроуз - с ним я чувствовал себя куда уверенней. Ворочать же мой Нейлпрайд оказалось самую малость выше моих сил. Тем более, если учесть, что ворочать его правильно я на тот момент совершенно не умел. А тут еще верткая 125-литровая доска, которая так и норовит выпрыгнуть из-под тебя и прилететь в челюсть! И попробуй поднять пузатый парус из воды за стартшкот, стоя на такой вертлявой поверхности, да еще и в легкое волнение!
В общем, я банально тонул на своей новой снаряге целый месяц! В слабый ветер, когда парус не рвало у меня из рук, меня постоянно уносило в сторону от станции на полкилометра и больше. Вырезаться на новой матчасти я не мог, и уныло брел в итоге вдоль берега Иркутского водохранилища, таща на буксире свою необыкновенно крутую снарягу на смех сидящим на берегу тут и там влюбленным парочкам.
Прыжок через 50 литров, со 175 на 125 оказался мне не по зубам. Месяц я потерял вчистую – столько мне понадобилось, чтобы научиться просто ходить на своем Гиперсонике без особых проблем. Ни о каком глиссировании речи не шло – на доске бы устоять! Да и трудно учиться принципиально новому для себя навыку, если матчасть не прощает ошибок. Коих ты по неопытности делаешь воз и маленькую тележку.
Нужен ли был мне промежуточный шажок, как раз те самые 145 литров, о которых я задумывался вначале? Конечно, нужен. Что и подтвердила моя вторая, осенняя поездка к Чуперу. Да и 160-ти, я подозреваю, хватило бы за глаза. Во всяком случае, для того, чтобы получить первый опыт глиссирования еще летом, на берегах священного моря, а не парой месяцев позднее.
Но – что сделано, то сделано. И август я, счастливый оттого, что теперь уже не просто купаюсь в стылой сибирской водице, а иногда и хожу под парусом, провел в байкальских поездках.

Посольский сор
Я обещал рассказать, где катаются на Байкале. Лучшее место для каталки называется Посольский сор. Это огромный залив, примерно 5 на 7 км, отгороженный от основного Байкала песчаной косой шириной метров 100-200 так, что для выхода в открытое море остается лишь узкая горловина. Волн практически нет, кроме небольшого, не слишком надоедливого чопа. Глубина сора – всего 4 м, вода по сравнению с открытым Байкалом теплее градуса на 4-5.
Обычно вода в Байкале летом градусов 14-15, в заливе, соответственно, 18-19. Однако лето-2005 выдалось на редкость жаркое, и вода в открытом Байкале к августу прогрелась до +20. Не купался только ленивый – купание в Байкале удовольствие совершенно особое и по ощущениям ни с чем не сравнимое.
Дует на соре почти всегда – за пять моих поездок в июле-августе не было ни одного дня совсем без каталки, хоть часа на 2-3, но ветер был ежедневно. Дует обычно 6-8 м/с, что для Сибири очень хорошо. Иногда бывают ветра и посерьезнее. Направление меняется – днем может дуть Култук, к вечеру зайти Баргузин, а с утра прийти Верховик.
Посольский сор находится в 300 км от Иркутска по южному берегу Байкала, не доезжая 120 км до Улан-Удэ. Берег кишит санаториями и базами отдыха. Однако серферы и кайтеры облюбовали для стоянки саму песчаную косу, отделяющую залив от Байкала. Те, кто на джипах, проезжают до стоянки. Для этого нужно проехать по самому берегу Байкала, по камням, порой колесами в воде, затем всю косу по песку. Сафари то еще – на Хонде CRV, к примеру, за милую душу летят вариаторы, распределяющие нагрузку между передним и задним мостом.
Те, кто не на джипах, обычно едут до одной из баз отдыха, оставляют там машину, а сами вместе с досками и палатками переправляются на косу на «Ярославце». Договариваясь попутно с капитаном, чтобы не забыл забрать завтра к вечеру. Особо продвинутые приезжали из Иркутска на прогулочных катерах.
Вот такие «маршруты выходного дня». Выезжали из Иркутска, как правило, в субботу, часов в 6 утра, обратно возвращались в воскресенье заполночь. Если повезет с ветром – выйдет два дня каталки по 4-5 часов. При желании укататься можно в хлам.
Каждые выходные в серф-лагере было примерно по сотне человек. На воде в хороший ветер одновременно по 20-30 парусов и по 3-5 кайтов. Олег нагружал машины серферов прокатной снарягой, так что, ездили и новички, кто еще не успел обзавестись собственной матчастью. Они практически не снимали гидраков - стояли на берегу в очередь за прокатными досками.
Я же продолжал свои войны с юркой доской и большим парусом. Помню, как в отчаянии оттого, что ни черта не получается, попросил одного из мастеров проверить настройки своей снаряги. Тот сначала лихо прокатился без обеих рук, а на обратном пути сделал короткий body-drag. Дело было явно не в настройках – дело было в отсутствии навыка.
Так что, понять, что такое глиссирование и чем оно отличается от обычного «плаванья» туда-сюда, мне довелось уже снова у Чупера, в тот месяц, что я провел у него в октябре-ноябре.

Точка отрыва
Вообще-то, начитавшись информации в интернете, я надеялся научиться глиссировать еще в первую поездку. Ну, в крайнем случае, в начале сезона в Иркутске. Однако путь к глиссированию вместо недели-двух занял у меня полгода. Почему так?
Отчасти тому виной ошибка с матчастью, которую я совершил по самонадеянности – она отодвинула меня от заветной цели минимум на месяц, а то и больше. Но главное – это моя собственная «деревянность». Человек под 40, большую часть жизни просидевший за компьютером, я и спортом-то по-нормальному занимался лишь в школе, когда гонял в «Золотую шайбу». Что дозволено Юпитеру – не дозволено быку. Я сам видел, как некоторые новички вставали на мою снарягу, которая считалась для чайников этакой проверкой на крутость, и спокойно ходили на ней с первого же раза. Это называется талант (или предрасположенность), а коли этого нет – надо постигать все через пот и шишки.
Окончательно расставшись с иллюзиями, к осени я запланировал поездку к Чуперу на целый месяц. Понятное дело, оттуда я хотел приехать мастером доски и паруса, чтобы все мои иркутские товарищи мачты сгрызли от зависти, когда увидели мой небесно-высокий класс езды.
Решение было принято, забронировал снарягу - и вперед! Приехал 20 октября, поселился в Абидосе в чудесной квартире за $ 200, и начал претворять свою мечту в жизнь.
Начал с досок 145 л, сначала F2 Hornet, по приходу новой матчасти пересел на Fanatic Shark.Оказалось, что при моем уровне – это самый тот размерчик. Нет, кататься без проблем я мог и на 130, но вот учиться петлям и глиссеру на меньших досках было уже немного проблематичней.
Что такое Глиссирование я понял примерно дней через 10. Понял, когда почувствовал всем организмом, всем возбужденным мозгом этот великолепный отрыв, после которого вода больше не держит доску, не цепляется за нее и не тормозит, и ты несешься, почти не касаясь поверхности.
Тут же я совершил свой первый в жизни прыжок, хотя прыжком, конечно, это назвать сложно. Просто отрабатывать чоп ногами я тогда еще толком не умел, а скорости выросли. И в один миг я почувствовал, как тяжелая 160-литровая доска, оказываясь полностью вне воды, пролетает короткое расстояние от одной волны до другой. О чем, конечно, я тут же восторженно поделился с такими же, как я «чайниками с носиками» в чилауте.
Водный старт я выучил за три дня. Сначала было подробное и скрупулезное описание механики процесса на берегу – снова спешиал сэнкс фор Голландец. Потом пару дней бултыханий в микрозаливчике слева от чилаута. А потом… я встал! Один раз, два, 6-7 раз подряд. Я вставал и вставал и все не верил, что я могу делать водный старт довольно свободно. На берег я вылезал в некотором недоумении. «Как, и это все?!!» - вертелось у меня в голове.
Я до сих пор считаю, что водный старт - сравнительно простой элемент. Чтобы его освоить, нужны всего три вещи. Хороший инструктор, который подробно, шаг за шагом объяснит, что к чему. К примеру, когда я шел на воду на второй день и у меня что-то не получалось, я всегда точно знал причину, без подсказки понимал, где моя ошибка и старался ее исправить. Второе условие – теплая вода и сильный ветер. Третье – ваше собственное упорство. И тогда все у вас получится!
Как правило, потом бывает проблема со стартом в другую сторону. К примеру, я научился вставать из воды на левый галс, а встать на правый, где работает левая нога, не мог потом еще с неделю. Решил я эту проблему так. Однажды утром дуло слабо, поэтому я ушел из бухты на 7-ке. Но вдруг очень быстро раздуло на 5,7 или даже на 5,3. Передоз – надо возвращаться. Я дохожу до рифа, делаю оверштаг и… конечно же лечу в воду! Что делать? Вставать на левый галс смысла нет – я почти упираюсь в риф. Поднимать за стартшкот 7-ку из воды при усилившемся ветре - то же занятие то еще. Стартую правым галсом, была не была! Только я приподнял парус из воды и взялся за гик, как меня потащило на доску так мощно, что я и сам потом не понял, как умудрился закинуть на нее ноги. Мораль: учиться водному старту в «трудную» сторону лучше всего на легком передозе. А дальше тело подскажет…

Полет
В апреле исполняется ровно год с тех пор, как я впервые встал на доску под парусом. Самое время подвести первый итог, разложить по полочкам свои приобретения.
Однако почему-то не хочется писать про Starboard Hypersonic 2004 в дальней комнате, которую я то и дело поглаживаю, словно девушку, и сдуваю с нее пылинки. Не хочется каталогизировать опыт, подсчитывать разученные элементы и загибать пальцы нерешенных задач. Потому что главное, что я вынес из своих поездок к Чуперу, да и вообще из года моих занятий виндсерфингом - это не навыки, и уж конечно не матчасть. Это эмоции.
Как бы это объяснить… Представьте себе январь, заснеженный город Красноярск. Зима в этом году в Сибири выпала настолько лютая, что другой такой я и не припомню. Месяц средняя температура стояла -35, частенько зашкаливало и за сорок.
Так вот, представьте себе зимний заснеженный мегаполис в – 37. Поздний вечер. Машин и прохожих на центральной улице почти нет – фонари желтым цветом освещают пустоту. С незамерзающего Енисея несет морозный туман. Его рваные языки тянутся через улицу, закрывая небо, так что идешь будто в какой-то гигантской аэродинамической трубе. Апокалипсис нафиг, ледниковый период!
Я иду абсолютно один, укутанный в пуховик с капюшоном, в ватных горнолыжных штанах и ботинках-вездеходах на плотном меху. Но если увидеть мою физиономию под клапаном – она улыбается! Потому что перед глазами у меня совсем другая картина, а в душе совсем не то состояние, какое по идее должен вызывать подобный пейзаж. Перед глазами у меня, меняясь в цвете от бирюзового до темно-синего, раскинулось Красное море.
Ветер натягивает пленку паруса, соленые брызги летят мне в лицо, я вишу в трапеции, выгнувшись в спине у самой воды – Я ЛЕЧУ! Глиссирование на английском не зря называется planning - это и есть самый настоящий полет. Полет тела над водной гладью, полет души в океане мирозданья. Океан этот ласков - он любит тебя! Здесь нет ни суеты, ни забот, ни грусти или волнений, ни страха смерти – ничего. Здесь нет цели и, по большому счету, нет движения. Только безграничная свобода. Только полный покой. Только всеобъемлющий восторг. Когда-то в детстве почти так же беззаботно мы летали во сне.
Ну и что с того, что я сломал себе ребра, когда неудачно летанул в гик при катапультировании. Ребра болели потом еще месяц - какая, право, мелочь! Я утопил крюк от трапеции на выходе из бухты. У меня проблемы с петлями – я боюсь их как огня, и до сих пор катаюсь, стоя у самых петель, но не всовывая в них ногу. Поэтому я чаще падаю. У меня проблемы с правым галсом, и, кажется, я понимаю, почему. Проблема чисто психологическая. В процессе моего обучения, левым галсом я катался от души, правым же все время «попадал в бухту». Неправильный навык закрепился, и в результате глиссирование правым менее устойчивое, и режусь я с трудом.
Но боги серфовые, какие же все это мелочи! Невозможно даже положить их на другую чашу весов с тем первозданным покоем, тем душевным восторгом, той очищающей и исцеляющей силой, которые дает катание на доске с парусом.
Алоха, братья! Да здравствует новый сезон!
)))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
Query failed1: Table './windru/weven' is marked as crashed and should be repaired